• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
22:41 

Громыко. Ассасины. Зачем это всё...

22:19 

...

Наступила тишина, прерываемая лишь соответствующим гоготом, кваканьем и попискиванием недобитых голопольских милиционеров.
Вэя, нехорошо усмехаясь, встала над Йеннифэр, широко расставив ноги. Подняла саблю. Йеннифэр, бледнея, подняла ногу.
— Нет, — сказал Борх по прозвищу Три Галки, сидевший на камне. На коленях он держал дракончика, спокойного и довольного.
— Не надо убивать госпожу Йеннифэр, — повторил дракон Виллентретенмерт. — Теперь уже нет смысла. Больше того, мы благодарны госпоже Йеннифэр за неоценимую помощь. Освободи её, Вэя.
— Ты понимаешь, Геральт, — шепнул Лютик, растирая затекшие руки. — Понимаешь? Есть такая древняя легенда о золотом драконе. Золотой дракон может...
— Может принять любой облик, — проворчал Геральт. — Человеческий тоже. Я где-то слышал об этом, но не верил.
— Господин Ярпен Зигрин! — крикнул Виллентретенмерт краснолюду, вцепившемуся в отвесную скалу в двадцати локтях от земли. — Чего вы там ищете? Сурков или сусликов? Это вроде бы не ваше любимое блюдо, насколько я помню. Спускайтесь и займитесь рубайлами. Им нужна помощь. Я больше не буду убивать. Никого.
Лютик беспокойно поглядывал на зерриканок, зорко осматривавших поле боя, пытался привести в чувство всё ещё лежавшего без сознания Доррегарая. Геральт смазывал мазью и перевязывал обожжённые щиколотки Йеннифэр. Чародейка шипела от боли и бурчала заклинания.
Покончив с делом, ведьмак встал.
— Останьтесь здесь, — сказал он, — мне надо с ним поговорить.
Йеннифэр, морщась, встала.
— Я с тобой, Геральт, — взяла она его под руку. — Можно? Я тебя провожу, Геральт.
— Со мной? Я думал...
— Не думай, — прижалась она к его плечу.
— Йен?
— Всё хорошо, Геральт.
Он взглянул ей в глаза. Тёплые. Как прежде. Он наклонил голову и поцеловал её в губы, горячие, мягкие и жадные. Как прежде.
Подошли. Йеннифэр, поддерживаемая Геральтом, глубоко, как перед королём, присела, взяв платье кончиками пальцев.
— Три Гал... Виллентретенмерт, — произнёс Геральт.
— Моё имя в вольном переводе на ваш язык означает Три Чёрные Птицы, — сказал дракон. Дракончик, вцепившись коготками в его предплечье, подставил шеку под ласкающую руку.
— Хаос и Порядок, – улыбнулся Виллентретенмерт, – помнишь, Геральт? Хаос – это агрессия. Порядок – защита от нее. Следовало мчаться на край света, чтобы противодействовать агрессии и злу, правда, ведьмак? Особенно когда плата, по твоим словам, соответствующая. А на этот раз она явно соответствовала. Это были сокровища драконицы Миргтабракке, той, которую отравили под Голопольем. Она призвала меня, чтобы я помог ей, отразил грозящее ей зло. Миргтабракке уже улетела. Вскоре после того, как с поля унесли Эйка из Денесле. Времени у нее было предостаточно, пока вы болтали и скандалили. Но она оставила мне свое сокровище, мою плату.
Дракончик пискнул и затрепыхал крылышками.
— Так ты тоже…
— Да, – прервал дракон. – Что делать, такие времена. Существа, которых вы привыкли называть чудовищами, с некоторых пор чувствуют все большую угрозу со стороны людей. Они уже не могут управиться сами. Им нужен защитник. Этакий… ведьмак.
— А цель… цель, которая – в конце пути?
— Вот она. – Виллентретенмерт поднял предплечье. Дракончик испуганно запищал. –
запищал. – Я ее достиг. Благодаря ему я выдержу, Геральт из Ривии, докажу, что пределов возможному нет. Ты тоже когда-нибудь найдешь такую цель, ведьмак. Даже те, которые отличаются, могут выжить. Прощай, Геральт. Прощай, Йеннифэр.
Чародейка, сильнее схватив руку ведьмака, снова присела. Виллентретенмерт встал, взглянул на нее, и лицо у него посерьезнело.
— Прости за откровенность и прямолинейность, Йеннифэр. Это написано на ваших лицах, мне даже нет нужды читать ваши мысли. Вы созданы друг для друга, ты и ведьмак. Но ничего из этого не получится. Ничего.
Мне жаль.
— Знаю. – Йеннифэр слегка побледнела. – Знаю, Виллентретенмерт. Но и я хотела бы верить, что нет пределов возможному. Или хотя бы в то, что они еще очень далеки.
Вэя, подойдя, коснулась плеча Геральта, быстро произнесла несколько слов. Дракон рассмеялся.
— Геральт, Вэя говорит, что долго будет помнить бадью «Под Задумчивым Драконом». Она рассчитывает на то, что мы еще когда-нибудь встретимся.
— Что-что? – спросила Йеннифэр, прищурившись.
— Ничего, – быстро ответил ведьмак. – Виллентретенмерт?
— Слушаю тебя, Геральт из Ривии.
— Ты можешь принять любую форму? Любую, какую пожелаешь?
— Да.
— Почему же человека? Почему Борха с тремя галками в гербе?
Дракон дружески улыбнулся.
— Не знаю, Геральт, при каких обстоятельствах впервые встретились давние предки наших рас. Но факт в том, что для драконов нет ничего более отвратительного, чем человек. Человек пробуждает в драконах инстинктивное, нерациональное отвращение. Со мной дело обстоит иначе. Мне… вы
Мне… вы симпатичны. Прощайте.
Это не было постепенное, расплывающееся преображение, не туманное, пульсирующее дрожание, как при иллюзии. Это было словно мгновение ока. В том месте, где только что стоял курчавый рыцарь в накидке, украшенной гербом с тремя черными птицами, сидел золотой дракон, красиво изогнувший длинную шею. Склонив голову набок, дракон распростер крылья, ослепительно золотые в лучах солнца. Йеннифэр громко вздохнула.
Вэя, уже в седле, рядом с Тэей, махнула рукой.
— Вэя, – сказал ведьмак. – Ты была права.
— Хм?
— Он самый красивый.

Анджей Сапковский. "Ведьмак".

@темы: Книги

00:54 

...

— Давай я Фессю попрошу, чтоб она тебе в кухне ночевать разрешила? — предложил Жар.
— Вот ещё! Там же духота страшенная... Признавайся, чего тебе дедок наговорил? — потребовала девочка.
— Ну... — Парень смущённо поскрёб коротко стриженный затылок. — Большие мы уже, неприлично.
— Что — неприлично? — недоумённо хлопнула глазами Рыска, и Жар почувствовал себя на месте дедка, даже потупился так же.
— Ты ж это... девушкой скоро станешь.
Рыска фыркнула:
— Я уже год как девушка, и что?
— Опа... — Жар ошарашенно уставился на подругу. И столько от него скрывала! — Тем более. Люди коситься начинают...
— Ну и пусть, — легко отмахнулась Рыска. — Они и так на меня косятся. Вон баба Шула вчера приковыляла: "Донечка, солнышко, подскажи..." А от самой так горчицей разит — аж в носу щиплет.
— Не, я парней имею в виду... — Жар уже отчаянно жалел, что не спихнул этот дурацкий разговор на того же дедка.
— Да они мне не мешают, — "утешила" его дево... девушка. — В прошлый раз даже весело было, когда они тебя бить лезли, а на меня наткнулись. Один так с лестницы и грохнулся!
Жар покраснел ещё больше. Он, в отличие от Рыски, уже давно знал, что парень отличается от мальчика не только ломким баском и редкой щетиной. Высокий, смазливый зубоскал и наглец притягивал девиц, как мышей — засунутый в давилку смалец. Что, разумеется, очень не нравилось его более старшим, но менее везучим конкурентам из вески.
— Я про то, что скоро они к тебе лазить будут.
— Зачем? — наивно удивилась Рыска.
— Замуж звать! — надоело крутить парню. — А тут я!
— Вот и отлично, будешь их гонять!
— Что — всю жизнь?! — Жар представил, как он, седой и согбенный, клюкой шугает таких де доходящих ухажёров.
читать дальше

@темы: Книги, Немного нервно

00:51 

...

...по ту сторону тоже есть дороги – черные и зыбкие, ведущие в одну сторону и тающие за спиной. По их краям колышутся безлистные тени, комками тьмы скользят нетопыри, выныривая из вечного тумана, в котором безголосо плачут сбившиеся с пути души.
“Замкни Круг, девочка”.
И ты идешь вперед, словно растягивая тугую пружину, когда каждый шаг дается тяжелее предыдущего; сначала бежишь, потом еле переставляешь ноги, яростно, упрямо, а когда боль в коленях становится нестерпимой, падаешь и кричишь от бессильного отчаяния, не в силах шелохнуться.
Потому что это не твоя дорога. И та единственная, кто без помех проходит по ней в обе стороны, уже спешит навстречу, разливая мрак за спиной...

@темы: Книги

01:46 

...


@темы: Книги, Приколы

16:40 

...

Она пришла под утро.

Вошла осторожно, тихо, бесшумно ступая, плывя по комнате, словно призрак, привидение, а единственным звуком, выдававшим ее движение, был шорох накидки, прикасавшейся к голому телу. Однако именно этот исчезающе тихий, едва уловимый шелест разбудил ведьмака, а может, только вырвал из полусна, в котором он мерно колыхался, словно погруженный в бездонную тонь, висящий между дном и поверхностью спокойного моря, среди легонько извивающихся нитей водорослей.

Он не пошевелился, даже не дрогнул. Девушка подпорхнула ближе, сбросила накидку, медленно, нерешительно оперлась коленом о край ложа. Он наблюдал за ней из-под опущенных ресниц, не выдавая себя. Девушка осторожно поднялась на постель, легла на него, обхватила бедрами. Опираясь на напряженные руки, скользнула по его лицу волосами. Волосы пахли ромашкой. Решительно и как бы нетерпеливо наклонилась, коснулась сосочком его века, щеки, губ. Он улыбнулся, медленно, осторожно, нежно взял ее руки в свои. Она выпрямилась, ускользая от его пальцев, лучистая, подсвеченная и от этого света нечеткая в туманном отблеске зари. Он пошевелился, но она решительным нажимом обеих рук остановила его и легкими, но настойчивыми движениями бедер добилась ответа.

Он ответил. Она уже не избегала его рук, откинула голову, встряхнула волосами. Ее кожа была холодной и поразительно гладкой. Глаза, которые он увидел, когда она приблизила свое лицо к его лицу, были огромными и темными, как глаза русалки.

Покачиваясь, он утонул в ромашковом море, а оно взбурлило и зашумело, потеряв покой.

@темы: Книги

21:55 

...

"Поздно вечером Дэн зашел в свою каюту, но едва начал раздеваться, как вспомнил, что Вадим уехал, а значит, можно вернуться на уютный диванчик в пультогостиной!

Киборг взял подушку, набросил на плечо плед, но почему-то задержался на пороге.

За последнее время в каюте ощутимо прибавилось вещей. В шкафу лежала одежда – не жидкой стопкой из рабочего комбеза, футболки и пары трусов, а уже занимая две с половиной полки. В одной шуфлядке валялась всякая мелочовка вроде ножа, зажигалки, горсти инфокристаллов и распотрошенной упаковки разноцветных, временно отправленных в отставку резинок для волос. В другой – несколько шоколадных батончиков, пачка чипсов и три задвинутые поглубже банки сгущенки. Не то чтобы киборг делал запасы на черный день, потихоньку подворовывая из кладовки, – Дэну просто нравилось, что они у него есть и их можно в любой момент взять. На столе стояла подписанная маркером кружка, над койкой висела голография, поименованная капитаном «Дурдом на выезде»: троица друзей на фоне полуразрушенной снежной крепости, Полина напечатала всем по штуке «прилепить на стенку на память». Зачем это нужно, киборг не понял (друзей он и так каждый день видел, к тому же мог в любой момент просмотреть всю серию снимков в цифровом формате), но послушался.

Дэн задумчиво помял подушку в руках и бросил обратно.

Ему и здесь было уютно".


О. Громыко "Космопсихолухи. Том 2".

@темы: Чувственно, Немного нервно, Книги

01:23 

...

"Когда я был молод, у меня были свобода, время и любовь, которых я не видел, не знал и не чувствовал. Тридцать долгих лет прошло, прежде чем я постиг смысл этих слов. И сейчас, на закате лет, он ясен мне как никогда. Любовь, свобода, время, которые я когда-то не ценил, теперь придают мне сил двигаться вперед — особенно любовь, дорогая. К тебе, нашим детям, братьям и сестрам, и огромному, непостижимому миру, что дал нам жизнь и наполнил ее смыслом. Я люблю тебя, моя София. Навеки твой, Эцио Аудиторе".
©

@темы: Книги, Чувственно, Немного нервно

18:17 

Тот неловкий момент...

...когда ты сумела достать даже (!) технику. Вчера, собираясь на работу, включила Kindle. Проверить зарядку и подкинуть, может, чего. Эта зараза... вырубилась. А потом жизнерадостно показывала fuck. (При том, что с вечера ещё оставалось некое количество заряда, а разряжается Kindle медленно). Что означает, что сие творение будет тупить ещё минут двадцать, пока не "отойдёт". Ага, в другой, лучший мир. Пришлось взять вкусно шелестящую недавно купленную книгу. Которую планировала в спокойной обстановке дома прочитать.

@темы: Я, Приколы, Книги

19:54 

69

07.06.2013 в 21:17
Пишет sillvercat:

СТЫРИЛА...
...у великолепной Stef Boread.

Откройте ближайшую к вам книгу на стр. 69. Первое предложение описывает вашу сексуальную жизнь.

её описание

Ок-с. "Год Крысы. Путница". 69 страница. Первая строка: "А теперь скажи честно: хотела бы ты видеть его на этом месте?" Строка отличается сплошной загадочностью. Покумекала, посмотрела вниз. Последняя строка: "...взять "свечу" и стать ею - равная честь". Это - ещё загадочней :lol:

@темы: Медный упорос, Книги

Логово

главная